Версия для слабовидящих

                          
Вторник, 02 Июня 2020 14:02

Бовыкин Леонид Дмитриевич

BovikinФамилия, имя, отчество участника Великой Отечественной войны: Бовыкин Леонид Дмитриевич

Дата рождения: 1914

Место рождения: Вологодская обл., Верховажский р-н, с. Верховажское

Место призыва: Соломбальский РВК, Архангельская обл., г. Архангельск, Соломбальский р-н, 05.06.1942 г.

Воинское звание: гв. мл. лейтенант

Награды, полученные в годы Великой Отечественной войны:

  • Орден Отечественной войны II степени
  • Орден Красной Звезды

 Описание боевого пути:

КУРСКАЯ ДУГА: ВЗГЛЯД ИЗ НАСТОЯЩЕГО

История основана на записях, письмах, документах Бовыкина Леонида Дмитриевича, а также на воспоминаниях его сослуживца (служили вместе с марта 1943 г. по ноябрь 1943г.) Михайлова Сергея Филипповича (1982-1983 г.г. город Симферополь).

Начало войны, перед лицом которой все равны, которая стирает рамки, сословия, объединяет всех в одну решительную силу. Как началась война для моего прадеда?

(Из воспоминаний Бовыкина Л.Д.)

«Двадцать второго июня 1941 года, воскресенье, утро было солнечным, на площади шли люди как-то необычно, радио передавало непрерывно марши, чувствовалась какая-то напряженность… Я в своем кабинете заканчивал дела школы перед отпуском (прим. автора: в тот период он занимал должность директора школы).

25-го июня должен был с Тамарой и Олечкой ехать к родителям в Вельск. Ко мне в кабинет входит мой друг (учитель физики из 9-й школы, вместе учились в вечернем институте) какой-то необычно возбужденный, заявляет: «бросай все дела, началась война». Его слова до моего сознания вначале не дошли. Так это было неожиданно…

…К двум часам дня был вызван в районо, где мне заявили, что некоторое время я нахожусь на «брони», т.е. мобилизации не подлежу. Должен в течение недели завезти годовой запас дров для школьной котельной. Кратковременная растерянность прошла, поглощен был работой.

Первый год войны, по пятое июня 1942 года был на «брони». За год три раза вызывали в райвоенкомат для отправки на фронт и три раза возвращали обратно «до особого распоряжения».

В октябре месяце 1942 года досрочно как отличника боевой и политической подготовки меня направили в 42-й стрелковый полк 180-й стрелковой дивизии, которая формировалась и находилась в лесу около г. Грязовца Вологодской области. Я был командиром взвода связи в 1-м батальоне, командовал которым капитан Шелуйченко, командиром 42-го стрелкового полка был майор Кирчанов, начальником штаба – капитан Лысуненко.

С марта 1943 года по ноябрь 1943 год был командиром взвода 1-го отдельного гвардейского батальона связи 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса. Начальником связи корпуса был генерал-майор Геллер, командующий корпусом генерал-лейтенант Бурдейный, вначале при мне еще он был начальником штаба этого корпуса в звании полковника. Корпус входил вначале в состав Воронежского, затем Западного и 2-го Белорусского фронтов.

Писем, документов, записей о боях под Курском очень много, поэтому я приведу воспоминания очевидцев о знаменитом танковом сражении под Прохоровкой.

Из письма родным Бовыкина Л.Д. 16 июня 1943 г.

«Здравствуйте дорогие мама, папа, Тамара, Нэля и милая Олечка!

Что-то долго от тебя не получаю писем, да и вообще то я от тебя здесь получил еще только одно письмо»…

16 июля 1943 г. Продолжаю это письмо через месяц после того как его начал. Лежу под кустиком, на краю щели, рядом стоит машина, ребята готовят завтрак, картофельное пюре. Время еще рано – часов 6 утра. Греет солнце. Поют птички, стрекочут кузнечики. В воздухе гудят беспрерывно самолеты наши и противника. Слышится все время артиллерийская стрельба. Вот сейчас он, противник, бомбит, бомбы рвутся километра за полтора от нас. Слышен гул взрывов и виден дым. Как его много этого дыму. Сейчас вот рядом бьет наша артиллерия. Опять взрывы бомбежки и клубы черного дыма.

21 июля 1943 г. Сейчас только что закончил письмо маме. Теперь продолжаю тебе. Дорогая, любимая Тамуся, как бы мне хотелось сейчас быть дома, обнять тебя, дорогая, милую доченьку и любимых старичков. Сейчас лежу на опушке рощи, ребята греют чай в котелке. В небе рвется шрапнель, впереди рвутся снаряды и мины, но это далеко. Вот на этом месте, где я лежу, часов десять тому назад были немцы, видны банки от консервов, коробки от сигарет и прочая ерунда. Итак, милая Тамуська, сегодня я счастлив, что имею возможность писать письма спокойно и лежать снявши сапоги. А то с 6-го числа приходилось быть или в машине по выполнению боевой задачи, или лежать в окопах, или в лучшем случае быть в блиндаже и выполнять боевую задачу. Да, а какие здесь были жуткие бои. Действительно мы дрались на славу, по гвардейски. Наконец то сегодня немец на нашем участке тронулся и тронулся довольно быстро, так что мы продвинулись вперед километров на 25».

Из воспоминаний Михайлова С.Ф.

«Сейчас хорошо известна дата – 12 июля 1943 года, как и небольшая ж/д станция Прохоровка на перегоне Белгород – Курск. В этот день под Прохоровкой произошло одно из крупнейших танковых сражений Отечественной войны. Накануне никто не предвидел, что бой будет таким невиданным по своему размаху, силе и по количеству участвовавших в нём танков, самоходных орудий, артиллерии и людей – управляющих этими машинами войны и смерти…

Я тоже принимал посильное участие в этом сражении как связист-телефонист.

Всё начиналось обыденно, без каких-либо признаков на небывалую известность в будущем этого боя.

10-11 июля сильная группа немецких войск, продолжая наступление севернее Белгорода, вклинилась в оборону Воронежского фронта и передовыми частями вышла к ж/д станции Прохоровка. На этом участке фронта складывалась опасная, для наших войск, обстановка. Командование фронта прилагало все силы, чтобы нейтрализовать противника. Остановить и разбить его ударную группировку.

С этой целью и было решено провести 12 июля сильный контрудар. Большая роль возлагалась на 5-ю гв. танковую армию, которой командовал П.А. Ротмистров. Ему был подчинён и 2-й гв. Тацинский танковый корпус. Корпусу предстояло наступать на левом фланге армии, в районе хутора Калинин...

...Вечером 11.07. командир 2-го взвода Бовыкин получил распоряжение срочно навести линию к запасному НП (наблюдательный пункт) командира корпуса под Прохоровкой, южнее её. Для выполнения этой задачи Бовыкин назначил меня и ещё несколько связистов. На автомашине мы быстро приехали на место. Оставив машину в низинке, разыскали НП, но там никого не было. Я даже усомнился, здесь ли НП? Но Бовыкин успокоил:

– Здесь, здесь. Ротный предупреждал, что НП запасной и пока в нём никого нет...

...Немецких танков на поле боя осталось больше, чем наших. Хотя легко повреждённые машины ремонтники могли уже отбуксировать для ремонта.

К автомашине связисты возвратились задумчиво-насупленными. Своими мнениями об увиденном делились неохотно. Видно, что на всех разбитые танки, трупы и всё поле, перепаханное воронками, произвели глубокое впечатление, хоть на войне мои товарищи не новички и успели увидеть многое.

Я спросил у Бовыкина:

– А как же убитые наши танкисты? Надо бы похоронить. Да и немцы разлагаются.

– Сегодня или завтра сюда прибудет похоронная команда и всё сделает. Не беспокойтесь… – и добавил с горькой усмешкой. – У неё работы много, не успевает…

Мы поехали дальше по просёлочной фронтовой дороге выполнять свою задачу.

Долго потом у меня перед глазами стояла печальная картина поля июльских дней. Обыкновенного колхозного поля. Но, пожалуй, и необыкновенного. Ведь на нём, этом колхозном поле, как и на других таких же полях под Прохоровкой, были остановлены немецкие танки. Дальше этого поля фашисты не прошли.

Но я и мои товарищи ещё не осознавали тогда в полной мере всей важности успеха наших армий в боях на Курской огненной дуге»…

Прохоровское сражение закончилось. Впереди было еще много боев и испытаний. Впереди была долгожданная победа с привкусом горечи от грусти о погибших. Но именно это сражение осталось в памяти выживших, воспоминания которых позволили нам сегодняшним взглянуть на него своими глазами.

Bovikin2

Bovikin3

Контактные данные автора карточки Героя:

Ф.И.О.: Шоваева Яна

Родство: прадед

Прочитано 29 раз(а)