Версия для слабовидящих

                          

Поделиться в соцсетях!

Поделиться в FacebookПоделиться в TwitterПоделиться в OdnoklassnikiПоделиться в Vkcom
Четверг, 29 Июня 2017 17:23

Ко Дню кораблестроителя. Интервью с директором Морского института Дмитрием Бурковым

00Согласно статистике в Крыму зарегистрировано более 10 тысяч моряков. На полуострове сложились морские династии: мальчишки мечтают пойти по стопам дедов и отцов. Осуществить мечту о дальних плаваниях помогает Морской институт Севастопольского госуниверситета, вот уже 60 лет ведущий подготовку членов экипажей морских судов: судоводителей, судомехаников, электромехаников.

Последние три года, когда Россия возрождает российское судостроение и промышленность Крыма в частности, востребованным оказалось и второе направление института — подготовка инженеров для судостроения и судоремонта.

Всего в этом году институт набирает на бюджетное обучение 246 будущих бакалавров, специалистов и магистров. Об особенностях Морского института СевГУ рассказывает его директор Дмитрий Бурков.

— Когда студенты вашего института первый раз выходят в море?

— Уже после первого курса. Всего программой предусмотрено 12 месяцев плавательной практики, и проходит она не обязательно летом. Мы направляем студентов на практику по договорам с судовладельцами и крюинговыми компаниями, даем им учебные задания в рейсы, и ребята сдают экзамены и зачеты, когда возвращаются.

— Студенты проходят практику как на зарубежных, так и российских судах. За последний год мы заключили более 10 договоров с российскими предприятиями и судовладельцами. В качестве практикантов наши студенты уже ходят на Дальнем Востоке, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Самара и по всей России. Студенты 2-4 курсов получают еще и рабочие профессии: моторист, электрик, матрос. Поэтому судовладельцы спокойно вписывают их в судовой состав, и они получают зарплату во время практики, а после часто получают предложения о трудоустройстве.

— Ограничивает ли моряков диплом, выданный в Севастополе?

— Нет, не ограничивает. Для судовладельца или крюинговой компании важен не диплом об образовании, а рабочие документы моряка. Их выпускники получают после окончания вуза в любых российских портах. Диплом об образовании — это как свидетельство из автошколы для гибэдэдэшника. Ему нужно не оно, а водительские права. А жестких санкций, запрещающих принимать моряков из Крыма, нет.

— Изменилась ли методика подготовки плавсостава после воссоединения Крыма с Россией?

— Принципиально не изменилась, так как она ведется в соответствии с международными требованиями. В 2015 году мы заключили соглашение с Министерством транспорта на признание в области подготовки членов экипажей морских судов. Чтобы подтвердить это право, мы покупаем Морскому институту и Морскому колледжу новые морские тренажеры. Они поступят в течение ближайших двух месяцев, сумма договора — 42 млн руб. Также на следующий год у нас запланировано строительство учебно-тренажерного центра по борьбе с пожарами, с затоплением отсеков и по использованию спасательных средств.

Кроме того, принято решение о приобретении учебного судна, на котором наши студенты смогут проходить плавательную практику. Мы прорабатываем вопрос, чтобы оно занималось пассажирскими перевозками в Севастопольской бухте и доставляло студентов и преподавателей Института ядерной энергетики и промышленности.

Все наши преподаватели прошли обучение в соответствии с требованиями международной конвенции по подготовке и дипломированию моряков на уровень экзаменатора и инструктора. Они получили сертификаты, дающие право проводить занятия и оценивать знания у студентов-моряков.

— А что изменилось в плане подготовки инженеров для судостроения и судоремонта?

— Во-первых, с Севастопольским морским заводом (филиал АО «Звездочка») мы создали базовую кафедру «Морские технологии». Базовая кафедра дает возможность студентам обучаться прямо на заводе, проходить там судоремонтную практику. К обучению будут привлечены ведущие специалисты предприятия.

Также в этом году мы впервые провели эксперимент по разработке комплексного дипломного проекта. Перед студентами четырех кафедр ставится задача спроектировать судно. Корабелы рассчитывают корпус и дают механикам задание, какая должна быть мощность энергетической установки. Те подбирают двигатели и все необходимое оборудование. Электрики, зная какая мощность, проектируют электрические сети. В конце судоводители, зная, какую скорость может развивать это судно, прокладывают курс. В ходе работы студенты обмениваются знаниями, к ним приходит понимание, чем занимается коллега, который будет эксплуатировать это судно. Хотим сделать такие защиты традиционными.

— Насколько востребованы сейчас в Крыму судостроители и судоремонтники?

— Востребованы, ведь Россия возрождает эту отрасль. Помимо Севморзавода, у нас сложились очень хорошие отношения с Керченским судоремонтным заводом «Залив». Наши выпускники уже работают там, но потребность в кадрах у этих предприятий все еще остается. Большой спрос у частных судостроительных предприятий, которых только в Севастополе около двадцати. Их представители приходили на защиту дипломов, беседовали с ребятами, приглашали на работу. Много наших выпускников работает в ЦКБ «Коралл», заинтересован в них «Черноморец». Сейчас обсуждаются вопросы целевого обучения, когда направлять к нам ребят будут предприятия.

Информационный центр СевГУ

Прочитано 1260 раз(а)