Версия для слабовидящих

                          
Среда, 13 Декабря 2017 11:14

Война с роботами, китайская «Р» и виртуальная Диорама. ВФМС глазами студента СевГУ

    XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов в России отгремел в Сочи. Несомненно, это событие войдет не только в историю молодежного движения России, но и станет мотивацией для активного движения вперед для многих молодых людей.  На то, как прошел фестиваль, на его главные события и лица предлагаем посмотреть глазами участника - студента Института информационных технологий и управления в технических системах СевГУ Василия Петракова.  

    3

    С чего началось путешествие?

    — В аэропорту Сочи нас встретили волонтеры фестиваля, помогли поселиться в отеле. Там мы получили программу фестиваля, и впереди нас ждала неделя, невероятно насыщенная разнообразными событиями.

    Какими?

    — Было очень много разных точек с активностями. Мне больше всего была интересна научная программа — это и лекции, и самые разнообразные мастер-классы, семинары, обсуждения. Еще ходил на спортивные программы — можно было сдать ГТО, посетить мастер-классы по танцам, заниматься в тренажерном зале или в фитнесс-клубе. Это особенно радовало тех, кто активно занимается спортом и не хотел бы делать перерыв в своих тренировках. Ну и культурная программа — каждый вечер дискотеки, вечеринки в традициях разных стран и народностей.

    Где была главная точка кипения фестиваля?

    — В помещении медиа-центра — это сердце фестиваля — были представлены стенды всех регионов-участников. Там можно было знакомиться с историей, географией, достижениями региона. Ну и, конечно, пообщаться с представителями той или иной страны. Постоянно организовывались разные викторины, конкурсы, ребята просто могли собраться и спеть вместе песню и станцевать. Скучать не приходилось не минуты, наоборот, я постоянно находился в движении, чтобы успеть увидеть больше.

    Давай теперь по порядку. Как проходило открытие фестиваля?

    — Открытие и закрытие проходило на двух площадках. В Ледовом дворце Олимпийского комплекса работала основная сцена, а на Медал Плазе вторая. В Ледовый можно было попасть только по билетам, их выдавали ограниченное количество на делегацию. И уже внутри делегаций их раздавали, чтобы по-честному — проводили жеребьевки даже. Я видел, некоторые участники уговаривали охранников пропустить на главную площадку, хорошо просили и их пропускали. А на вторую площадку могли попасть уже все остальные желающие. На обеих сценах выступали известные российские звезды. А вот закрытие фестиваля проходило по-другому. Сначала был большой главный концерт в Ледовом дворце, а уже потом все, кто мог и хотел, отправились на второй концерт в Медал Плазу.

    На фестивале вы стремились «держаться своих» или нет?

    — Держаться группкой было почти не реально. Во-первых, у каждого свои интересы, а во-вторых,едва ты на несколько шагов отошел от своей делегации, можно считать — потерялся. Все ходили там в одинаковых пайтах, поэтому даже найти своего однополчанина в толпе одинаково одетых людей трудно. Мы пересекались в течении дня, виделись в отеле, обменивались впечатлениями и вновь рассыпались по площадке фестиваля.

    На каком языке общались?

    — В основном на английском, но были иностранцы, которые отлично говорили на русском.

    1

    О чем говорили?

    — От том, как дела вообще. Как живется им там и нам тут. Когда узнавали, что я из Севастополя, очень многие просили совета, что посетить. Я советовал 35 батарею, набережную, Парк Победы. Ну и спрашивал, что мне посетить в других странах. В Сочи я в первую очередь отправился в «Макдональдс». В первые дни фестиваля были большие очереди из-за того, что приехало гораздо больше участников, чем ожидалось. Я нашел в этом ожидании большой плюс — старался как можно больше общаться с иностранцами. Первое что мы делали — учили друг друга словам «привет», «как дела?». И я выяснил, что африканцам тяжело произносить длинные слова, даже мою фамилию Петраков они делили на несколько слогов, а, например, китайцы испытывают серьезные трудности с произношением буквы «Р».

    4

    Что было самым сложным в поездке?

    — Чтобы успеть побольше, мы спали по несколько часов в сутки. Приходилось вставать пораньше, чтобы занять очередь на завтрак. А потом отправлялись на главную площадку фестиваля, где находились до вечера, а вечером — дискотека до двух ночи. До отеля добирались уже около трех. Первое что я сделал, когда приехал домой — лег спать.

    Какие мероприятия ты успел посетить, как их выбирал?

    — Я посещал встречи с главными спикерами: Ником Вуйчичем, министром связи и массовых коммуникаций Николаем Никифоровым, руководством Сбербанка. Это интересные темы для меня — бизнес, экономика, ИТ. Не на все мероприятия, которые были запланированы я смог добраться физически. Так, например, чтобы попасть на конференцию Ника Вуйчича, ребята занимали очередь с пяти утра. Я вместе с севастопольской делегацией приехал в восемь утра, и к тому моменту очередь на конференцию была трехсотметровой.

    Что полезного для своей будущей профессии тебе удалось вынести?

    — На одной из конференций, которую я посетил, между спикерами возник небольшой спор о том, нужны ли программисты в будущем. Так как я сам программист, я не против позиции, что наша профессия будет востребована везде. Но на фестивале было принято решение, что программисты будут нужней всего при разработке искусственного интеллекта и виртуальной реальности. Ну это в дальнейшей перспективе. В ближайшей — перед нами стоит задача глобальной информатизации, чтобы все было в сетевом доступе, а не на бумажных носителях. Сейчас я ищу ту область, которую лично я мог бы перевести в цифру.

    А как ты относишься к идее, что созданные человечеством роботы поработят его в будущем?

    — Сейчас очень много дискуссий на эту тему, я лично считаю, что очень многое зависит от автора робота, если он четко пропишет сценарии его поведения, программы-предохранители от опасного поведения, то, думаю, ничего страшного произойти не может. И вообще, если подобное произойдет, то не раньше, чем лет через 200-300, и, надеюсь, в то время человечество будет более подготовленным к противостоянию роботам. Сейчас роботы хоть и появились, но они еще очень далеки от тех электронных злодеев, которых нам показывают в кино. На фестивале был робот Пушкин, с ним можно было попытаться взаимодействовать, но он очень сильно «лагал». Например, предлагал представиться, я называл свое имя, а он зависал. Поэтому кроме как для сэлфи таких «пушкиных» пока использовать сложно.

    Что наиболее впечатлило, какую фестивальную идею захотелось приземлить на севастопольскую землю?

    —   С точки зрения применимости к реальной жизни меня очень впечатлили очки виртуальной реальности, их было очень много представлено на стендах. На стенде Санкт-Петербургского университета с помощью таких очков можно было посетить известные музеи города на Неве. Это круто, ведь у нас в Севастополе тоже очень много музеев. Вот, например, Диорама. Из динамиков доносится звук боя, предметный передний план — это было очень здорово и свежо, наверное, для молодёжи годов шестидесятых, теперь это несколько старомодно. А если спрограммировать посещение Диорамы в виртуальных очках, да еще и с дополненной реальностью, например, вот это будет то, что привлечет больше молодежи к нашей истории.

    Что для тебя стало самым ярким событием?

    — Трудно ответить на этот вопрос. Самый эмоциональный — конечно, закрытие фестиваля. Нам каждому дали браслеты, которые в определенный момент загорались на руке, и представляете, как тысячи людей делают руками волну под музыку. Это будет сложно забыть. Ну и все понимали, что это последний день фестиваля, никто не хотел ложиться спать, чтобы как можно дольше провести время вместе. Мы обнимались перед расставанием, обменивались контактами, обещаниями приехать в гости. И сейчас я уже начал задумываться, что мне нужно сделать, чтобы стать участником всемирного фестиваля молодежи вновь. Возможно уже спикером, а не участником.

    2

    Информационный центр СевГУ

    Прочитали: 20