Версия для слабовидящих

                          
Воскресенье, 08 Октября 2017 07:39

«Миссия СевГУ – служить социальным локомотивом города». Интервью Владимира Нечаева

    nВ преддверии 3-летия Севастопольского государственного университета ректор вуза Владимир Нечаев ответил на вопросы журналиста газеты «Консультант Таврический».

    Здравствуйте, Владимир Дмитриевич. С какими планами Севастопольский государственный университет начинает новый учебный год?

    Новый учебный год для Севастопольского госуниверситета, я думаю, станет годом кардинальных изменений. Мы рассчитываем, что наконец сможем приступить к масштабным проектам, связанным с модернизацией материально-технической базы университета, которые были заявлены ранее и которые все эти годы готовились. Это мероприятия, заложенные в Федеральную целевую программу развития Крыма и Севастополя: строительство новых и реконструкции старых учебных корпусов, строительство и капитальный ремонт общежитий университета. Мы считаем, что именно этот учебный год станет в данном направлении прорывным.

    В стадии практической реализации находится закупка учебного, учебно-лабораторного и научного оборудования. Мы думаем, что в ближайшее время существенным образом сдвинем в лучшую сторону ситуацию с материальной базой университета. К концу учебного года это уже будет заметно.

    Кроме того, мы ожидаем, что в этом году нам удастся совершить важные шаги по расширению профиля образовательных программ университета, это предполагается утвержденной Правительством России программой развития университета. Мы подали документы на лицензирование новых направлений и получим право вести эти образовательные программы. Это специальности для  комплексного территориального развития города (архитектура, строительство, коммунальное хозяйство), а также много новых технических и гуманитарных программ, к которым уже давно идут наши институты. В следующем году они еще не будут запущены, но мы заложим основы для их реализации в 2019 году. В итоге университет будет становиться всё более многопрофильным.

    Мы надеемся, что в этом году начнут реализовываться амбициозные проекты, связанные с «Пионером-М» (научно-исследовательское судно Севастопольского государственного университета. – Прим.ред.). Предполагается, что к концу года завершится профессиональное проектирование судна на основе эскизного проекта, созданного преподавателями и студентами, и, вероятно, в течение учебного года мы увидим это судно, заложенное на стапелях. Хотя на этом этапе не всё будет зависеть от нас – это будет конкурсная процедура Севморзавода.

    В этом году мы начали готовить магистров по новым образовательным программам, ориентированным на национально-технологические инициативы России «MariNet» и «EnergyNet». Для этого в сотрудничестве с предприятиями-партнерами КБ коммутационной аппаратуры и КБ «Коралл» мы создали две новые кафедры: «Интеллектуальные электрические сети» и «Инновационное судостроение».  На второй и будет в дальнейшем реализовываться проект «Пионер-М».

    Эти планы я бы назвал основными. Мы надеемся, что всё будет хорошо, и удача будет нам сопутствовать.

    В одном из недавних интервью Вы, отвечая на вопрос, почему выбрали Севастополь, ответили, что в этом городе сегодня решается судьба всей страны. Какую роль в этом смысле играет высшее образование?

    Я думаю, что высшая школа, конкретно Севастопольский государственный университет, играет хоть и не судьбоносную, но очень важную роль. Молодёжь – это, с одной стороны, наиболее чувствительная часть общества, а с другой – это та часть общества, которая потенциально может создать риски для политического развития. В структуре молодёжи любой страны мира ключевую роль играют студенты. Они открыты для всего нового, интересного и перспективного, но и легко разочаровываются, если то, что было обещано, не реализуется, и это становится основой для социального и политического протеста.

    Понятно, что сегодня все те силы, которые делают ставку на неуспех вхождения Севастополя и Крыма в состав России, ориентируются на работу с молодёжью. Это очевидная стратегия, которая до этого реализовывалась на примере «цветных» революций и других протестных инструментов. Молодежь – это те, с кем наши политические оппоненты будут работать в первую очередь. Ну а настроение молодёжи в Севастополе, да и в России в целом, во многом будет восприниматься в контексте того, как развивается Севастопольский госуниверситет. Если СевГУ, как ядро образовательной системы Севастополя, будет демонстрировать неуспехи в развитии, это автоматически будет отражаться на настроении молодёжи внутри Севастополя. Это будет символом неуспеха России в регионе для молодёжи Крыма, России и зарубежья. И наоборот: если, несмотря на все трудности и нестыковки, мы будем планомерно сдвигать ситуацию в лучшую сторону, а университет будет становиться более успешным и привлекательным в глазах молодёжи, это будет лучшим символом того, что выбор, сделанный народом Севастополя и Крыма, был правильным. Молодёжь и будущие поколения будут видеть: вот зримый успех.

    Что зависит от меня, как от ректора? Ну а что зависит от руководителя любой организации в вопросе успеха? Наверное, многое. Именно так я это и воспринимаю.

    Одной из ключевых задач на этапе становления университета было интегрировать СевГУ в общую образовательную систему. Вуз почувствовал себя частью российской научной школы?

    Конечно, почувствовал, и с каждым днём чувствует всё более сильно. У этого явления есть несколько сторон. Сейчас мы очень чётко ощутили, что мы в единой системе. Во многом благодаря единому государственному экзамену – сегодня севастопольский абитуриент может сделать выбор как в пользу СевГУ, так и взять свидетельство об окончании школы и оказаться в другом конце страны. Так что мы почувствовали себя частью единого пространства, потому что теперь мы со всеми конкурируем. С одной стороны, это делает ситуацию жёстче, нужно серьёзнее готовиться – у нас в этом году были некоторые проблемы с набором на отдельные специальности. Но с другой, мы отмечаем увеличение числа абитуриентов из других регионов. Это означает, что мы и свои позиции, как здесь принято говорить, «отвоёвываем на материке». Так что образовательная система работает как единое целое.

    Таким образом, мы ощущаем себя частью общероссийского образовательного пространства, где все всем друзья и конкуренты одновременно. Кроме того, каждый день мы имеем определённые контакты с вузами, образовательными и разного рода некоммерческими организациями Российской Федерации, и только за последние два-три месяца мы заключили около десятка договоров о сотрудничестве. Причём ездим не только мы, но и к нам. С нами хотят работать, совместно реализовывать сетевые программы, и это означает, что не только мы чему-то учимся, но и в нас видят полезного партнёра, в том числе ведущие университеты. Например, у нас сейчас, хотя это звучит неожиданно, завязываются плотные контакты с Российским государственным аграрным университетом имени Тимирязева. Это обусловлено и нашими планами, и заявленными в Стратегии развития города Севастополя планами по созданию аграрного кластер вокруг темы виноделия как культуры. В этом отношении нам нужны партнёры, которые нам помогут, а с другой – мы для них интересны и как база практик, и как партнёры по реализации совместных исследовательских проектов, где наши технологические компетенции в области, скажем, в инженерии, могут состыковываться с их компетенциями в области сельского хозяйства. Например, система автоматизации и роботизации начинает всё больше присутствовать в тепличном хозяйстве, либо в системах сбора и обработки геоданных.в так называемом интеллектуальном сельском хозяйстве.

    Подобные стыковки с московскими и рядом региональных вузов у нас возникают регулярно, и из этих контактов что-то начинает рождаться. Поэтому да, конечно, мы встраиваемся в эту систему – и в части конкуренции, и в части сотрудничества и партнёрства, и нам процесс этот очень нравится.

    СевГУ появился в 2014 году, объединив несколько севастопольских вузов. Объединение и укрупнение вузов – повсеместная тенденция. К примеру, КФУ в Симферополе создавался по аналогичному принципу, а МГГУ им. Шолохова, в котором Вы работали до недавнего времени, стал частью МПГУ. Если судить по ситуации на полуострове, такая стратегия нравится не всем. К примеру, вхождению в состав КФУ очень долго противился Медицинский университет, да и в Севастополе, наверное, этот процесс протекал не так гладко, как хотелось бы. Чем обусловлена подобная стратегия государства и с чем связано противодействие отдельных вузов? Проще говоря, в чём плюсы и минусы этой стратегии?

    Плюсы были в своё время сформулированы следующим образом. Российская система образования является частью глобальной образовательной системы, и Россия должна быть готова к глобальной конкуренции. Если мы посмотрим на зарубежные университеты, то в большинстве своём они большие и богатые. Они полифункциональны. В мире – будь то Европа, Азия или США – по ряду причин почти нет узкопрофильных университетов. И, кстати, в России до революции так и было, но в 30-е годы в связи с задачами индустриализации, чтобы быстро обеспечить большое количество инженерных специалистов, и в связи с изменением модели подготовки от получения универсального университетского образования к заточке под работу на предприятии, советская власть «распаковала» университеты на отдельные факультеты и придала каждому из них статус самостоятельного института. И это в рамках советской плановой экономики было ответом на вопрос о том, как развивать систему образования, которая обеспечит нужды индустриализации. Индустриализация завершилась. Более того, сменилась социально-экономическая модель – из плановой она превратилась в рыночную, а система образования осталась такой, какой она досталась по наследству от советского периода. И когда сейчас возникают большие многофункциональные университеты, мы в каком-то смысле возвращаемся к модели, которая существовала до революции и которая всё это время, за исключением социалистических стран, реализовывалась во всём мире. Для успешной конкуренции в глобальном пространстве нам нужны сильные богатые университеты. Именно из этого исходит руководство Российской Федерации. Откуда их взять? Можно, конечно, создать с нуля, но, если уже существующих много, есть смысл объединить их.

    Почему этому противятся входящие университеты? Перспективы объединения открываются, если только смотреть на них в глобальных масштабах. В краткосрочной же перспективе, с точки зрения отдельного входящего вуза, это означает достаточно болезненные вещи. Прежде всего, сокращение и административного персонала, и преподавательского состава. Это неизбежно, потому что есть дублирующие кафедры и должности. К примеру, если в состав СевГУ входит два технических вуза, и в каждом есть по кафедре высшей математики, в итоге кафедр будет не две, а только одна, и кто-то из преподавателей останется без работы. Поэтому с точки зрения конкретного руководителя организации это очень болезненно.

    Кроме того, всегда присутствует опасность вместе с водой выплеснуть и ребёнка. У каждого вуза есть свои наработки и научные школы, и есть риск разрушить всё это в процессе вхождения. Это тоже часть реальности. Потому и возникает подобного рода борьба.

    СевГУ через всё это тоже прошёл. Последние несколько лет были достаточно сложными, присутствовало напряжение в коллективе, но, возможно, именно благодаря этому у нас сейчас появляется шанс стать одним из наиболее ярких явлений на карте Российской Федерации, а потом уже на мировой или, по крайней мере, макрорегиональной. Именно на такие многофункциональные вузы руководство страны, с учётом этой стратегии, готово делать ставку.

    В одном из интервью Вы отметили, что при слиянии вузов очень важно найти ядро, специфическую миссию, которая сплотит объединяемые университеты. Что выполнило функцию объединяющего ядра в случае с СевГУ?

    Когда идея объединённого университета только возникала, была сформулирована мысль создать в новообразованном регионе Российской Федерации ещё одного лидера образования. Прежде всего, конечно, технического – связанного с отраслями экономики Юга России, но, кроме того, социального и, в какой-то мере, гуманитарного.

    Если раньше для создания приличного университета нужен был приличный регион и приличный город, то в современном мире ситуация изменилась. В постиндустриальной экономике именно высшее образование становится локомотивом развития территорий. Лично мне кажется, что миссия СевГУ – служить тем самым социальным локомотивом города. Притягивать сюда со всей страны талантливых людей, которые и обеспечат развитие региона. Это станет фактором долгосрочного и успешного развития Севастополя как города федерального значения.

    Я бы сказал, что у нашего университета три уровня миссий.

    Локальный уровень связан с Севастополем: мы должны стать локомотивом социального, социокультурного, научного и образовательного развития города.

    Второй уровень национальный. Он актуален для Юга России: там, где у нас возникают естественные связи с нашими индустриальными партнёрами, мы должны создать мощную конкурентоспособную систему образования в интересах развития ключевых отраслей. Если у нас исследования в сфере ядерной промышленности, то это «Росатом», если у нас исторически многие факультеты были завязаны на оборонную отрасль, это «Ростех», если есть направления, связанные с морем, это судостроительные компании.

    И третий уровень – глобальный. Это то, о чём мы уже говорили. Прогресс университета будет делать его центром «мягкой силы» России в регионе. Это, мне кажется, тоже очень важная часть миссии.

    В эпоху конкуренции и рынка недостаточно быть просто хорошим университетом – необходимо работать над тем, что сегодня принято называть «позиционированием бренда». Что является «визитной карточкой» СевГУ?

    Я думаю, что мы пока находимся в поисках ответа на этот вопрос, и мне кажется, что поиск образа СевГУ будет достаточно сложным. Но есть и очевидные вещи. СевГУ – это единственный в России университет на берегу тёплого моря, поэтому мы можем предложить человеку не просто образовательную программу, а своеобразную концепцию жизни: родился в России – получи приличное образование на берегу тёплого моря и сделай карьеру в любом регионе страны. Мне кажется, эта концепция, при всей её, так сказать, потребительской характеристике, вполне оригинальна, и никто её, кроме нас, в чистом виде предложить не может.

    Этого, конечно же, недостаточно. Мы сейчас думаем над тем, чтобы в части технических специальностей плотно состыковаться с Национально-технологической инициативой. У нас появляются программы, заточенные под определённые аспекты НТИ, и мы не планируем останавливаться – мы думаем, какие ещё программы под проекты НТИ мы можем реализовать. Это позволяет нам заявлять, что частью бренда станет позиционирование СевГУ как вуза НТИ. По крайней мере, технологической его части. Это тоже может стать нашей спецификой.

    Как мне кажется, мы сейчас должны не только делать ставку на наши традиционные компетенции – в области приборостроения и ядерной энергетики – но и делать уверенные шаги в новые пространства и там делать акцент на принципиальной новизне.

    Частью нашей концепции также может стать междисциплинарность. Если мы говорим о сельском хозяйстве в чистом виде, то мы, конечно же, никогда не переплюнем Тимирязевку. Но если мы будем говорить об интеллектуальном сельском хозяйстве, о его технических аспектах, то это может быть вполне интересная часть концепции. Если мы будем говорить об архитектурно-градостроительном урбанистическом кластере, мы не переплюнем МАрхИ, но, если мы попытаемся состыковать это с современными технологиями – с дистанционным зондированием и «умными» домами – это тоже может стать «визитной карточкой» в развитии новых специальностей.

    Таким образом, я считаю, что третьим компонентом образа университета может стать использование наших традиционных компетенций в области высоких технологий в тех новых сферах, которые мы пытаемся осваивать в соответствии со стратегией развития.

    И напоследок. Что бы Вы пожелали коллегам и студентам в связи с началом нового учебного года?

    Напутствие у меня традиционное. Во-первых, желаю всем быть здоровыми, потому что, как говорится, здоровье – это не всё, но без здоровья всё остальное – ничто. Во-вторых, желаю бодрости духа. Каждый человек всегда должен верить в себя, в успех своего дела и не расстраиваться, если что-то происходит не так. Ну и напоследок желаю всем веры друг в друга и в страну, в которой мы живём.

    Источник: НПО "Консультант"

    Прочитали: 741