Версия для слабовидящих

                          
Вторник, 03 Марта 2020 19:20

В руках диплом, а что потом. Севастопольский Билл Гейтс

Доцент кафедры «Информационные системы», генеральный директор ИТ-компании «СоларЛаб» Всеволод Пелипас.

2

— Я, когда поступал в вуз, сразу знал, что собираюсь стать программистом. Именно этим я и хотел заниматься и занимался уже несколько лет. Когда мне было девять, мой отец собрал первый компьютер, спаял его сам по схемам. На нем я начал осваивать программирование.

Этот компьютер был клоном первого «Спектрума», был собран на нашей советской элементной базе и на нем можно было делать две вещи: либо играть, либо программировать. Я начал изучать Бейсик, и мне понравилось.

В детстве я программировал все что угодно, игры писал. С профессиональной литературой тогда было тяжко, многие вещи приходилось изобретать самому. Потом оказывалось, что это стандартные приемы.

В школьные годы я пошел дальше, освоил Паскаль, участвовал во всевозможных олимпиадах. Поэтому решил поступать на специальность, связанную с программированием. В тот момент я не знал, на какую точно, знал только, что иду на факультет Автоматика и вычислительная техника.

История такая. Пришел я сдавать документы, смотрю, сидит колоритный дядька и говорит: «Ну что двоечник, к нам сдаваться пришел?» Это оказался инженер кафедры «Информационные системы», очень классный и с отличным чувством юмора. Мне вообще на кафедре нравилось, у нас подобрался коллектив с отменным чувством юмора, практически все люди очень интересные.

Работать начал со второго курса, в реальных предприятиях решать какие-то задачи. Еще на первом курсе я удачно попал на практику в Институт биологии южных морей, где мы занимались автоматизацией библиотечной деятельности, внедряли новую базу данных. А со второго курса я уже работал в севастопольском метеобюро.

Там я познакомился с интересными людьми, которые сейчас работают у нас в университете, например с Максимом Евстигнеевым. Потом я занимался автоматизированным проектированием кораблей в КБ «Черноморец», оптимизацией параметров кораблей на эскизном этапе.

В метеослужбе и в КБ задачи были интересные. Пока я был студентом, это было нормально, но задачи интересные, а зарплаты маленькие. После того как я женился, на первое место вышли экономические вопросы.

Я пошел работать не программистом, а администратором в банк «Петрокормерц», решал задачи по построению сетей, тюнингу баз данных и так далее. Параллельно с 2000 года появились первые заказы по веб-разработке от зарубежных заказчиков.

Работа администратора подразумевает, что если у тебя все отстроено и все работает хорошо, то у тебя много свободного времени для саморазвития и самообразования. У меня было хобби: проходить разные онлайн-тесты и получать сертификаты. Однажды среди этих тестов я набрел на тесты севастопольской компании «Алвион Европа». Прошел их, и мне буквально вечером оттуда звонят.

Так, не планируя, я случайно попал в «Алвион». Там проработал несколько лет. Можно сказать, что именно там я начал свою карьеру. Это был первый опыт работы в большой команде. До этого я был сам себе хозяин и сам себе программист.

У нас был отличный первый тимлид – Денис Тимофеев, очень интересный человек. Он тянул команду, учил новому. Потом он пошел на повышение и нам поставили другого товарища. Как лидер он оказался несколько хуже, и я стал задумываться, что я мог быть бы лучше. И я решил попробовать себя в этом амплуа в другой компании.

Когда днепропетровская компания ISD открывала в Севастополе офис, я перешел туда на должность руководителя команды. Несколько лет проработал там, потом меня пригласили поруководить в компанию «МираЛаб». После этого перешел в компанию SoftServ, где стал руководителем отдела. Мы работали с американскими заказчиками вплоть до 2014 года, пока нас санкциями не прижали.

В 2015 году я работал техническим директором в «Алвион Европе», а потом мне предложили организовать в Севастополе свою компанию.

Расскажите о самых ярких и интересных проектах.

— Например, система для торговли маркетинговыми данными. Она строилась еще в 2000 году, но работает до сих пор. Что было революционного? Еще не было широко известно понятие веб-сервиса, даже термины такие еще не ходили среди людей.

В ISD делали медицинскую систему для американского рынка. У них очень интересно развита система контроля качества лабораторного оборудования. Мы работали с крупными клиниками, которые имеют настолько уникальное оборудование, что туда анализы самолетами свозят, а потом результаты рассылают. Такому оборудованию необходимы поверки, нужно хранить много информации. Модуль контроля качества здесь, в Севастополе, мы и писали.

Сколько в вашей компании сейчас программистов?

— Сейчас в Севастопольском офисе около сотни. Мы достаточно сильно «выгребли» местный рынок. Это началось еще в 2014 году, когда выстрелили санкции. В нашей отрасли тогда не было организаций с чисто севастопольскими корнями, были фирмы общеукраинского происхождения.

Сейчас компанию «СоларЛаб» вполне можно назвать лидером севастопольского ИТ-рынка. У нас, конечно, есть конкуренты, и они переманивают сотрудников.

Каков средний уровень зарплат в компании?

— Средний уровень нет смысла смотреть, очень большой разброс. Приходящий к нам стажер может получать минимальную зарплату порядка 20-30 тысяч. Но это потому, что стажер – это человек, на которого времени уходит больше, чем пользы он приносит компании, потому что он еще учится. А так зарплаты в 100 -150 тысяч – это не предел.

Вы преподаете в университете по велению души, или потому что нужно держать руку на пульсе программистского рынка?

— Я не думал об этом. Меня просто попросили, пригласили поработать. В 2015 году, когда я начал, была большая неразбериха, университет реструктуризировали, я хотел помочь родной кафедре.

Я считаю, что люди, которые работают практически и понимают, как индустрия работает изнутри, должны передавать знания молодому поколению. Если студентов будут учить чистые теоретики, то образование будет однобоким.

Чему вы учите студентов?

— У меня несколько курсов. Одна из базовых вещей – объектно-ориентированное программирование, которое необходимо всем разработчикам. И ряд спецкурсов для магистров: программная инженерия, блокчейн-технологии, большие данные и облачные технологии.

Вы присматриваете себе студентов? Многие проходят у вас практику?

— Конечно. У нас есть система. Недавно мы запустили очередные курсы. Пришли к нам люди совершенно разные, есть как студенты, так и состоявшиеся специалисты-программисты. Такие люди обычно хотят переквалифицироваться. Разброс возраста - от 20 до 50 лет. У нас достаточно ребят, которые еще учатся в университете и одновременно у нас работают.

Какие в компании критерии отбора? У вас на сайте очень интересный раздел вакансий: командная строка и черный экран…

— Те, кому эта среда родная, и есть наши потенциальные работники. Если человек понимает, что он видит, то для него не составит труда разобраться дальше. Система выдает подсказки. Изначально эта штука была нашим сайтом. То, что мы видим сейчас, - вторая версия, которую мы сделали для бизнес-заказчиков.

Когда мы начинали работать, у нас было много программистов, но не было ни одного дизайнера. Жили мы как сапожник без сапог, пока у меня в голове не клацнула идея: давайте, если не можем нарисовать, то и не будем ничего рисовать. Сделаем командную строку, и пусть люди в ней работают…

Переделывать сайт пришлось, когда стали работать с крупными корпоративными заказчиками.

Каков главный принцип отбора сотрудников?

— Самый главный критерий отбора – знания и готовность учиться. У нас широкий спектр сотрудников. К программистам одни требования, к тестировщикам - другие. Сейчас параллельно курсам по разработке мы запускаем курсы по тестированию и хотим их совместить, чтобы сразу вживую подключать тестировщиков в команды программистов. Это эксперимент.

Раньше наш университет был техническим, сейчас становится класссическим. Как вы к этому относитесь?

— Очевидно, что школы гуманитарной у нас особой не было. Были гуманитарные кафедры, но они играли обслуживающую роль. Если там научная школа достаточная, чтобы запускать полноценную гуманитарную кафедру в университете, хорошо. Я не специалист в этой области, пусть судят специалисты. Меня удивляют некоторые новые специальности, например виноделие.

А какие у вас есть увлечения кроме программирования?

— На хобби остается не так много времени, но, кстати, если вернуться к виноделию, то им я не увлекаюсь, но домашнее пивоварение люблю. Это не сложно, просто процесс длительный, дней на двадцать.

Поделитесь рецептом?

— Берется солод, размалывается на специальной мельнице. Так, чтобы не в муку: должна получиться специальная достаточно крупная фракция. Все заливается горячей водой. Идет выдерживание на нескольких температурных паузах в зависимости от рецепта. Затем жидкость отфильтровывается, варится, добавляется в разное время разный набор хмелей. Сортов и вариаций очень много: светлые, темные, горькие, негорькие. Варится, охлаждается, добавляются дрожжи, сбраживается. Добавляется сахар для карбонизации. Ну и разливается по бутылкам и настаивается. Очень программистское увлечение. Процесс непростой, но результат того стоит.

Санкции, не мешают ли они сейчас работать?

— С одной стороны, мешают, но мы уже научились жить с ними. В 2015 году пришлось перестраивать все бизнес-схемы. Не все компании смогли эффективно перестроиться. Раньше вести бизнес в этой сфере было достаточно просто. Бизнес жил на большой разнице оплаты работ.

На российском рынке все не так. Средние ставки существенно ниже, поэтому приходится думать об эффективной организации работы.

Некоторые ухитряются работать с зарубежными компаниями, но мы этим не занимаемся, у нас нет таких клиентов. Мы работаем на российском рынке. Наш самый большой заказчик - крупнейшая тендерная площадка России. Год назад они обогнали сбербанковскую площадку. Еще один большой клиент – банк ВТБ. Мы работаем над проектами будущего - это всевозможные блокчейн-системы, системы децентрализованной обработки и хранения данных, оплаты. Сейчас находимся в процессе старта большого проекта трансграничных платежей, который позволит объединить банки России и ближнего зарубежья.

Что вы пожелаете студентам? Как нужно себя позиционировать, чтобы быть востребованными на рынке труда?

— Прежде всего, поступать нужно туда, где тебе интересно. Когда я поступал, ИТ-индустрии еще не было. Все понимали, что с компьютерами связано будущее, но как на этом заработать деньги, никто не знал.

С середины нулевых народ начал идти на ИТ-специальности не потому, что это интересно, а скорее чтобы заработать много денег. На самом деле ИТ-индустрия за счет коэффициента масштабируемости экономически выгодна, это и обуславливает высокий уровень оплаты труда.

Представьте, приходит студент, я вижу, что ему не интересно, он страдает, мучается, он не программист, не его это. Я его спрашиваю, зачем ты себя и преподавателей мучаешь? Вот так не надо делать. Нужно заниматься тем, к чему лежит душа!

Прочитано 71 раз(а)